Три иподиакона

ЦЕРКОВНАЯ ДИСЦИПЛИНА ДЛЯ ДУХОВЕНСТВА И МӀРЯНЪ, ЧАСТЬ IV

ДОКЛАДЪ АРХИМАНДРИТА АВЕРКӀЯ (ТАУШЕВА) АРХӀЕРЕЙСКОМУ СОБОРУ 1950 ГОДА

Въ связи съ богослуженіемъ и далеко не безъ значенія для его благолѣпія, не говоря уже о внутренней значимости этого для каждаго молящагося въ отдѣльности, стоитъ вопросъ объ уставномъ совершеніи поклоновъ. Богослуженіе должно совершаться всѣми участвующими въ немъ «единымъ сердцемъ и едиными устами»: въ храмѣ — молитва общественная, тамъ молятся всѣ вмѣстѣ объ одномъ и томъ же, а не каждый самъ по себѣ, независимо отъ другихъ. Вотъ почему Тѵпиконъ предписываетъ всѣмъ молящимся одновременно, во главѣ со священнослужителями, совершать извѣстныя молитвенныя дѣйствія. Особенно много предписаній имѣется о поклонахъ, въ какіе моменты богослуженія совершать ихъ и какіе именно: малые или великіе, и когда поклоны совсѣмъ отмѣняются. Совершеніе поклона въ храмѣ за богослуженіемъ имѣетъ большое значеніе: поклонъ служитъ выраженіемъ сердечнаго сокрушенія о грѣхахъ, смиреннаго покаяннаго чувства. Вотъ почему особенно много поклоновъ указано дѣлать постомъ, а въ дни самыхъ торжественныхъ празднествъ они, какъ выражающіе чувства скорби, отмѣняются, чтобы не вносить диссонансъ въ свѣтлое радостное настроеніе молящихся. И вотъ въ этомъ-то отношеніи у насъ въ храмахъ въ настоящее время царитъ полный произволъ и безпорядокъ, въ которомъ, въ первую очередь, повинны сами же священнослужители, ибо они и сами не стараются совершать поклоны такъ, какъ это предписываетъ Уставъ, и молящихся этому не учатъ. Мало того: своимъ небрежнымъ отношеніемъ къ правильному совершенію поклоновъ они еще сбиваютъ съ толку благочестивыхъ богомольцевъ, которые уже успѣли познакомиться съ требованіями устава въ этой области. Видя, что священнослужитель не совершаетъ поклоновъ такъ, какъ положено, а поступаетъ вполнѣ по собственному произволу, они и сами начинаютъ постепенно отвыкать отъ уставныхъ поклоновъ. Въ результатѣ — вмѣсто стройности и порядка, въ богослуженіе, вопреки заповѣди Апостола (Ӏ Кор. 14:40), вторгается полное безчиніе и анархія, что никакъ не способствуетъ молитвенной сосредоточенности и достодолжному молитвенному настроенію вѣрующихъ, руководить которымъ, по идеѣ нашего богослуженія, призваны священнослужители.

Такъ, напр[имѣръ], современные священнослужители, не исключая иногда и занимающихъ высокое Ӏерархическое положеніе, очень часто нарушаютъ вполнѣ категорически звучащее 20-ое правило Перваго Вселенскаго собора: “ПОНЕЖЕ СУТЬ НѢКОТОРЫЕ ПРЕКЛОНЯЮЩӀЕ КОЛѢНА ВЪ ДЕНЬ ГОСПОДЕНЬ, И ВО ДНИ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ: ТО ДАБЫ ВО ВСѢХЪ ЕПАРХӀЯХЪ ВСЕ ОДИНАКОВО СОБЛЮДАЕМО БЫЛО, УГОДНО СВЯТОМУ СОБОРУ, ДА СТОЯЩЕ ПРИНОСЯТЪ МОЛИТВЫ БОГУ».

Шестой Вселенскій соборъ въ своемъ 90-омъ правилѣ нашелъ нужнымъ повторить это запрещеніе преклонять колѣна въ воскресные дни, причемъ обосновалъ это запрещеніе тѣмъ, что этого требуетъ «честь воскресенія Христова», то есть такого радостнаго событія, какъ воскресеніе Господа нашего Ӏисуса Христа, вотъ это правило: «ОТЪ БОГОНОСНЫХЪ ОТЕЦЪ НАШИХЪ КАНОНИЧЕСКИ ПРЕДАНО НАМЪ, НЕ ПРИКЛОНЯТИ КОЛѢНЪ ВО ДНИ ВОСКРЕСНЫЕ, РАДИ ЧЕСТИ ВОСКРЕСЕНӀЯ ХРИСТОВА. ПОСЕМУ, ДА НЕ ПРИБЫВАЕМЪ ВЪ НЕВѢДѢНӀИ, КАКО СОБЛЮДАТИ СӀЕ, МЫ ЯВСТВЕННО ПОКАЗУЕМЪ ВѢРНЫМЪ, ЯКО ВЪ СУББОТУ, ПО ВЕЧЕРНЕМЪ ВХОДѢ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ ВЪ ОЛТАРЬ, ПО ПРИНЯТОМУ ОБЫЧАЮ, НИКТО НЕ ПРИКЛОНЯЕТЪ КОЛѢНЪ ДО СЛѢДУЮЩАГО ВЪ ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ ВЕЧЕРА, ВЪ КОТОРЫЙ, ПО ВХОДѢ ВЪ СВѢТИЛЬНИЧНОЕ ВРЕМЯ, ПАКИ КОЛѢНА ПРЕКЛОНЯЯ, СИМЪ ОБРАЗОМЪ ВОЗСЫЛАЕМЪ МОЛИТВЫ КО ГОСПОДУ, ИБО НОЩЬ ПО СУББОТѢ ПРӀЕМЛЯ ПРЕДТЕЧЕЮ ВОСКРЕСЕНӀЯ СПАСИТЕЛЯ НАШЕГО, ОТСЕЛЬ ДУХОВНО НАЧИНАЕМЪ ПѢСНИ, И ПРАЗДНИКЪ ИЗЪ ТЬМЫ ВО СВѢТЪ ПРИВОДИМЪ, ТАКЪ ЧТО ОТЪ СЕГО ВРЕМЕНИ ВСЕЦѢЛУЮ НОЩЬ И ДЕНЬ ТОРЖЕСТВУЕМЪ ВОСКРЕСЕНӀЕ».

Св[ятой] архіепископъ Александрійскій и мученикъ, пострадавшій за Христа въ 311 г[оду] по Р[ождеству] Хр[истову], правила котораго включены въ общеобязательный для всѣхъ вѣрующихъ церковный канонъ и содержится въ «Книгѣ правилъ», наряду съ другими правилами Св[ятыхъ] Отцовъ, въ своемъ 15-омъ правилѣ, объясняя почему христіане постятся въ среду и въ пятницу, въ заключеніе говоритъ: «ВОСКРЕСНЫЙ ЖЕ ДЕНЬ ПРОВОЖДАЕМЪ, ЯКО ДЕНЬ РАДОСТИ, РАДИ ВОСКРЕСШАГО ВЪ ОНЫЙ. ВЪ СЕЙ ДЕНЬ И КОЛѢНА ПРЕКЛОНЯТИ МЫ НЕ ПРӀЯЛИ».

Современные христіане перестали ощущать воскресный день, какъ день радости

Къ сожалѣнію, общій упадокъ религіозной жизни въ наши дни повелъ къ тому, что современные христіане перестали ощущать воскресный день, какъ ДЕНЬ РАДОСТИ, какъ Пасху, которую Церковь празднуетъ еженедѣльно, а потому не чувствуютъ, какой несообразностью, какимъ диссонансомъ съ ликующими пѣснопѣніями этого дня является преклоненіе колѣнъ въ этотъ торжественный день, точно такъ же какъ многіе не только міряне, но и священнослужители не понимаютъ, насколько неумѣстно и неприлично устройство вошедшихъ повсюду теперь въ моду «субботниковъ», то есть всякаго рода развлеченій и увеселеній въ ночь подъ воскресеніе. Весьма многіе, съ легкимъ сердцемъ и безъ зазрѣнія совѣсти, принимающіе участіе въ «танцахъ до утра» на такомъ «субботникѣ» съ негодованіемъ отвергли бы предложеніе провести въ танцахъ пасхальную ночь, а между тѣмъ, по существу, вѣдь это одно и то же.

Крайне прискорбно то, что многіе современные пастыри не только терпимо относятся къ этимъ неумѣстнымъ и несвоевременнымъ развлеченіямъ своихъ пасомыхъ, но нерѣдко и сами принимаютъ въ нихъ участіе, забывая о цѣломъ рядѣ каноническихъ правилъ, коими эти развлеченія для священнослужителей категорически воспрещаются. Такъ, напр[имѣръ], 24-ое правило ШЕСТОГО вселенскаго собора гласитъ: «НИКОМУ ИЗЪ ЧИСЛЯЩИХСЯ ВЪ СВЯЩЕННОМЪ ЧИНѢ, НИ МОНАХУ НЕ ПОЗВОЛЯЕТСЯ ХОДИТИ НА КОНСКӀЕ РИСТАЛИЩА, ИЛИ ПРИСУТСТВОВАТИ НА ПОЗОРИЩНЫХЪ ИГРАХЪ. И АЩЕ КТО ИЗЪ КЛИРА ЗВАНЪ БУДЕТЪ НА БРАКЪ, ТО ПРИ ПОЯВЛЕНӀИ ИГРЪ, СЛУЖАЩИХЪ КЪ ОБОЛЬЩЕНӀЮ, ДА ВОССТАНЕТЪ, И ТОТЧАСЪ ЖЕ УДАЛИТСЯ, ИБО ТАКЪ ПОВЕЛѢВАЕТЪ НАМЪ УЧЕНӀЕ ОТЕЦЪ НАШИХЪ. АЩЕ ЖЕ КТО ОБЛИЧЕНЪ БУДЕТЪ ВЪ СЕМЪ, ИЛИ ДА ПРЕСТАНЕТЪ, ИЛИ ДА БУДЕТЪ ИЗВЕРЖЕНЪ».

Этимъ правиломъ совершенно ясно и отнюдь не двусмысленно запрещается всѣмъ священнослужителямъ посѣщеніе театральныхъ зрѣлищъ, а также участіе въ брачныхъ пирахъ, поскольку на нихъ допускается что-нибудь нескромное, оскорбительное для здороваго нравственнаго чувства. Что же видимъ теперь въ дѣйствительности? Многіе представители бѣлаго духовенства склонны утверждать, что такое запрещеніе относится только къ монахамъ, отрекшимся отъ міра, а на нихъ не распространяется, такъ какъ они не давали обѣта отреченія отъ міра. «Мы не монахи», любятъ говорить они, подражая въ данномъ случаѣ своимъ пасомымъ, которые въ наше время тоже очень часто любятъ оправдывать свою нравственную распущенность тѣмъ же самымъ утвержденіемъ, что они отъ міра сего не отрекались. Между тѣмъ, какъ ясно видно изъ вышеприведеннаго текста, правило говоритъ о всѣхъ «числящихся въ священномъ чинѣ», а «монахъ», упоминается лишь на второмъ мѣстѣ, что и понятно, ибо священство выше монашества, чего особенно не хотятъ понять и признать многіе современные священнослужители бѣлаго духовенства, считающіе, что къ нимъ не должны предъявляться столь строгія требованія, какъ къ монашествующимъ. Высота священническаго сана требуетъ большей строгости къ себѣ, больше нравственной чистоты, чѣмъ одно монашество, ибо, по ученію Св[ятыхъ] Отцевъ, монашество это ангельскій образъ, а священнослуженіе, которое ВЫШЕ ангельскаго.

Памятуя изреченіе Господа: «ГОРЕ ВАМЪ, СМѢЮЩӀЕСЯ НЫНѢ! ИБО ВОСПЛАЧЕТЕ И ВОЗРЫДАЕТЕ (Луки 6:25)». Св[ятая] Церковь, въ лицѣ многихъ Св[ятыхъ] Отцевъ-подвижниковъ, всегда отрицательно относившаяся и необузданной, нескромной веселости и къ безвременному «безъ ума» смѣху, 51-ымъ правиломъ того же Шестого вселенскаго собора запрещаетъ не только священнослужителямъ, но и мірянамъ всякія смѣхотворныя зрѣлища и публичныя пляски, то есть то, что отвѣчаетъ современному цирку и балету: «СВЯТЫЙ ВСЕЛЕНСКӀЙ СОБОРЪ СЕЙ СОВЕРШЕННО ВОЗБРАНЯЕТЪ БЫТИ СМѢХОТВОРЦАМЪ, И ИХЪ ЗРѢЛИЩАМЪ, ТАКОЖДЕ И ЗРѢЛИЩА ЗВѢРИНЫЕ ТВОРИТИ И ПЛЯСАНӀЯ НА ПОЗОРИЩИ. АЩЕ ЖЕ КТО НАСТОЯЩЕЕ ПРАВИЛО ПРЕЗРИТЪ, И ПРЕДАСТСЯ КОТОРОМУ ЛИБО ИЗЪ СИХЪ ВОЗБРАНЕННЫХЪ УВЕСЕЛЕНӀЙ: ТО КЛИРИКЪ ДА БУДЕТЪ ИЗВЕРЖЕНЪ ИЗЪ КЛИРА, А МӀРЯНИНЪ ДА БУДЕТЪ ОТЛУЧЕНЪ ОТЪ ОБЩЕНӀЯ ЦЕРКОВНАГО».

Не потому ли современные христіане и живутъ какъ язычники?

Какъ далеко ушла современная жизнь отъ этого запрещенія! Но не поэтому ли и наблюдается въ наше время столь катастрофическій упадокъ истинно духовной жизни? Не потому ли современные христіане и живутъ какъ язычники — языческими интересами, языческими настроеніями? Вѣдь всѣ эти смѣхотворные и нескромныя развлеченія и увеселенія, право на которые для себя такъ настойчиво и упорно отстаиваетъ современное духовенство, не говоря уже о мірянахъ, въ корнѣ убиваютъ духовную жизнь, ибо мѣшаютъ, независимо отъ воли человѣка, главному ея условію — постоянной внутренней молитвенной СОСРЕДОТОЧЕННОСТИ.

И вотъ многіе священнослужители нашего времени, тяготящіеся уставнымъ совершеніемъ богослуженія, сокращающія его самымъ безобразнымъ образомъ, охотно проводятъ время на этихъ категорически воспрещенныхъ для нихъ Церковью развлеченіяхъ и этимъ убиваютъ въ себѣ духовную жизнь и пастырскую ревность о спасеніи душъ ввѣренныхъ имъ пасомыхъ, становясь по слову Христа Спасителя, тою СОЛЬЮ ОБУЯВШЕЮ, которая ни на что уже негодна, какъ только на то, чтобы выбросить ее вонъ на попраніе людямъ (Матѳея 5:13). Мы знаемъ «батюшекъ», которые не только не борются противъ устройства мірянами подобныхъ, противныхъ духу истиннаго христіанства развлеченій и увеселеній, но даже сами, подъ разными благовидными предлогами, вродѣ, напр[имѣръ], благотворительности, являются ихъ организаторами и устроителями, грубо нарушая, такимъ образомъ, категорическія постановленія Церкви, за что подлежатъ изверженію изъ сана, но никѣмъ, тѣмъ не менѣе, не извергаются.

Такъ идетъ все большее и большее обмирщеніе нашей Церкви, вплоть до полнаго сліянія Ея съ «міромъ во злѣ лежащемъ» (Ӏ Ӏоан. 5:19).

«НИКАКОМУ МУЖУ НЕ ОДѢВАТИСЯ ВЪ ЖЕНСКУЮ ОДЕЖДУ, НИ ЖЕНѢ ВЪ ОДЕЖДУ МУЖУ СВОЙСТВЕННУЮ…»

62-ое правило Шестого вселенскаго собора

Особымъ 62-ымъ правиломъ Шестого вселенскаго собора воспрещаются “ВСЕНАРОДНЫЯ ЖЕНСКӀЯ ПЛЯСАНӀЯ, ВЕЛИКӀЙ ВРЕДЪ И ПАГУБУ НАНОСИТИ МОГУЩӀЕ», а также переодѣванія и маскарады: «НИКАКОМУ МУЖУ НЕ ОДѢВАТИСЯ ВЪ ЖЕНСКУЮ ОДЕЖДУ, НИ ЖЕНѢ ВЪ ОДЕЖДУ МУЖУ СВОЙСТВЕННУЮ: НЕ НОСИТИ ЛИЧИНЪ КОМИЧЕСКИХЪ ИЛИ САТИРИЧЕСКИХЪ, ИЛИ ТРАГИЧЕСКИХЪ», подъ угрозой изверженія изъ сана клириковъ и отлученія отъ Церкви мірянъ. Замѣчательно, что упорные защитники всѣхъ этихъ и подобныхъ увеселеній стремятся настойчиво твердить, что во всѣхъ этихъ каноническихъ правилахъ рѣчь идетъ о языческихъ увеселеніяхъ, а потому эти правила нельзя примѣнять къ современнымъ, якобы «христіанскимъ» увеселеніямъ. Какая злостная передержка! Что христіанскаго можно найти во всѣхъ современныхъ подобнаго рода увеселеніяхъ и чѣмъ они отличаются отъ прежнихъ языческихъ?! Развѣ только тѣмъ, что имъ предаются люди, носящія имя «христіанъ», чѣмъ еще болѣе усугубляется ихъ преступность, и неприличіе. Если нѣкоторые говорятъ, что великій вселенскій учитель и святитель Ӏоаннъ Златоустъ, возставая противъ театра, имѣлъ въ виду современный ему языческій театръ, но какой же «языческій» театръ въ наше время не менѣе рѣшительно обличалъ великій проповѣдникъ и учитель почти современный намъ отецъ Ӏоаннъ Кроштадтскій, говоря, что театръ это «капище діавола» («Моя жизнь во Христѣ», т. 1, стр. 264). А ужъ всѣ иныя увеселительныя заведенія въ наше время это — подлинные «училища разврата», по выраженію того же приснопамятнаго Кронштадтскаго пастыря, входить куда не только священнослужителямъ, но и ревнующимъ о спасеніи своей души мірянамъ неприлично. И вотъ сознавая, что входить въ рясѣ, съ наперстнымъ крестомъ на груди, въ такія мѣста невозможно, поборники сліянія духовенства съ міромъ, во злѣ лежащемъ, требуютъ полнаго омирщвленія и внѣшняго вида священнослужителей — права для нихъ стричь волосы и бороду и носить свѣтскую одежду. Къ стыду нашему, это право уже признано за ними, если не юридически, то фактически, но въ какое положеніе это ставитъ, напр[имѣръ], законоучителя въ средшей школѣ, когда дѣти его съ недоумѣніемъ спрашиваютъ: «Батюшка! Почему у васъ борода и длинные волосы, а другой нашъ батюшка бритый и стриженый? Почему вы ходите всегда въ рясѣ, а другой батюшка только въ гимназію надѣваетъ одинъ подрясникъ, и когда выходитъ изъ гимназіи, то подбираетъ подрясникъ подъ пальто, такъ что и не узнать, что онъ — священникъ?» Что отвѣчать дѣтямъ на эти вопросы? И какъ страшно подрываетъ это въ глазахъ подрастающаго юнаго поколѣнія авторитетъ духовенства! Можно ли послѣ этого говорить о надлежащемъ духовномъ воспитаніи его, когда дѣти начинаютъ, въ концѣ концовъ, видѣть, что многіе наши священники сами не уважаютъ своего собственнаго внѣшняго облика? Какъ же послѣ этого можно имъ внушить уваженіе къ священникамъ? Не есть ли это одно уже полный подрывъ авторитета духовенства?

А. Любимовъ, публикація и примѣчанія

Продолженіе слѣдуетъ