Преподобный Серафим Саровский молится на камне

Чудеса по молитвам Серафима Саровского

Два случая исцеления больных по молитвам новоявленного угодника Божия, преподобного отца Серафима Саровского чудотворца. 

В Сарвинском, Боголюбском женском монастыр, Красноуфим. уезда, проживает послушницей девица Екатерина Петрова Гарманова, 32 лет, дочь весьма зажиточных и благородных родителей землевладѣльцев, Вологодской губернии. Девица эта, въ течении десяти лет страдала сильнейшим ревматизмом и последние два-три года не могла не только работать, а даже ходить без посторонней помощи. В мае месяце 1904 года, болезнь ее усилилась на столько, что все сестры монастыря ждали ее смерти, сама же больная обратилась ко мне, чтобы я напутствовал ее святыми тайнами Елеосвящения и Причащения Тела и Крови Христовой. Прежде, чем приступить к таинству Елеосвящения, я посоветовал Гармановой обратиться с молитвой за помощью к преподобному отцу Серафиму, на что она согласилась и тут же, в храме, решила съездить в Саров, куда и отправилась въ июне месяце. В Сарове, посл божественной литургии и молебного пения отцу Серафиму, когда она искупалась в его источнике, вышла из него совершенно здоровой. Въ августе возвратилась в монастырь, и по сие время не чувствует никакой болезни, воздавая хвалу Богу и Его великому угоднику преподобному отцу Серафиму.

Второй случай чудеснаго исцеления по молитвам отца Серафима Саровского чудотворца. 16 сентября 1904 года, я, пишущий эти строки, вызван был Казанской Судебной Палатой в г. Пермь, в здание окружного суда, въ качестве свидетеля по одному делу. Погода была сухая, очень холодная, особенно по ночам. Вернувшись домой, 18 сентября, я сильно захворал. Приглашенный доктор назвал болезнь гнилостным бронхитом. Будучи от природы крепкого телосложения и, не испытавши ни одной серьезной болезни, я и эту думал износить на ногах—служил каждый воскресный и праздничный день, хотя съ большим трудом, а с 14 по 17 ноября служил даже ежедневно, по случаю говения сестер Боголюбского монастыря. 17 с страшным уже трудом отслужил обедню и, причастивши постниц и, вышедши из церкви почти в безсознательном состоянии, слег в постель. Болезнь усиливалась, лихорадка трясла раза три-четыре в неделю; температура менялась ежедневно, колеблясь между 36—40°; аппетита не было совсем. Ослабев совершенно, 23 ноября я был напутствован св. тайнами покаяния и Елеосвящения соседом священником Іаковом Чирковым. 1 декабря доктор предупредил мою жену, чтобы она была готова ко всему, ибо надежды на выздоровление почти нет. Таким образом я был обречен к смерти. 3 декабря меня озарила мысль помолиться о выздоровлении отцу Серафиму Саровскому чудотворцу. Я велел своей жене написать отцу настоятелю Саровской пустыни, чтобы он помолился у целебноносных мощей преподобного отца Серафима о болящем иерее Петре. Спустя некоторое время я почувствовал облегчение—повышение температуры не только прекратилось, но она сделалась нормальной, появились аппетит и сон. Видя такие симптомы исхода болезни, я сознал, что болезнь моя была не к смерти, а к славе Божией. В неделю предъ Рождеством я уже настолько поправился, что служил, хотя не литургию, а так называемую обедницу, а на самых праздниках, думаю служить и литургии.

Свящ. Петр Елисеев

* Перепечатано из «Пермских духовных ведомостей» № 2 за 1905 г., сс. 7–8.