Фото могилы Н. И. Бойко и его жены на ​кладбищѣ​ въ селѣ Ладомирова (Словакія).

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ НАСЕЛЬНИКА СВЯТО-ТРОИЦКОГО МОНАСТЫРЯ В ДЖОРДАНВИЛЛЕ МОНАХА НИФОНТА (ЕРШОВА)

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ НАСЕЛЬНИКА СВЯТО-ТРОИЦКОГО МОНАСТЫРЯ В ДЖОРДАНВИЛЛЕ МОНАХА НИФОНТА (ЕРШОВА)

«Раннее летнее утро. Солнечно. Такая хорошая прохлада. Наша маленькая семья собралась к чаю в саду, в беседке. На столе кипит самовар: мать и отец уже завтракают, но мы с братом ожидаем булочника. Всякое утро он приходит прямо в беседку, раскрывает свою тяжелую корзину, и мы видим его свежий товар, а главное, творожные ватрушки, они лучше всего! На нас двух мы получаем одну ватрушку, она довольно большая. Но вот затруднение: на ней три превкусных изюминки: как разделить поровну? Сильно спорим. (Мне семь лет, брату пять). Отец быстро берет одну изюминку и съедает; теперь можно разрезать поровну, дело кончено, нам не обидно. За самоваром сидим не долго, отец уходит на службу».1 Повествует отец Нифонт о далеком детстве, работая над воспоминаниями в своей тихой келье. 

Свои воспоминания отец Нифонт (в миру Николай Павлович Ершов) написал уже в преклонном возрасте, тем самым оставив свидетельство о своем земном бытии. Его жизненный путь был полон трагических событий. Порой ему было сложно разобраться в происходившем в то время… 

Николай родился 12 декабря 1879 г. в гор. Воронеже в семье Павла Васильевича Ершова, инспектора Воронежского Великого Князя Михаила Павловича кадетского корпуса, и Евдокии Герасимовны: «Местность, где мы жили, была пригородом Воронежа и расположилась между дорогой и рекой. Называлась она “Ямки”».2

Перед поступлением в Кадетский корпус семья Ершовых переселилась в усадьбу Дворянского собрания: «Дворянское собрание в своей усадьбе имело домовую церковь. Фасад был обращен на улицу (2‑я Двор[янская] улица). На фронтоне храма была надпись: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы». – Именно отсюда запомнил я это изречение Христа.

Служил в домовом храме старый священник, очень благовейный и достойный. Отца моего пригласили быть старостой, на что он охотно согласился. (Отец был из рода священников). Меня обучили прислуживать в алтаре. Здесь я был поражен силой молитвы батюшки: чувствовалось особое напряжение, пот стекал по его лицу.

В этом храме нередко совершались пышные венчания. На эти семейные торжества можно было пускать только приглашенных, что многими предпочиталось.

Скажу о моем хорошем знакомом, церковном стороже и прислужнике Димитрии. Он же был и дворником усадьбы. Димитрий учил меня прислуживать в церкви. Главный же интерес для меня был в путешествованиях с ним за просфорами. Покупали мы их в женском монастыре (см «Ямки»). Отправлялись туда по воскресеньям часов в 5 утра. (Эта «рань» была в моем вкусе!). С нами была тележка и большая корзина. Нужная нам пекарня была около монастыря. Внутри пекарни охватывал теплый просфорный дух, вкусный, вкусный! Приветливая матушка-просфорница отсчитывала нам просфоры. Димитрий укладывал их в корзину, оборачивал чистой простыней, и еще чем нибудь, чтобы дошли до церкви еще теплыми. Одну просфору получал я от матушки в собственнось и с аппетитом съедал ее на обратном пути: теплая, вкусная!

Димитрий был простой крестьянин, средних лет, обстриженный «в скобку», в чистой поддевке, спокойный и всегда ласковый ко мне».3

____________

Оставим на время Воронеж и юные годы Николая Ершова, и перенесемся в 1938 год во Францию, где после долгих скитаний он прожил без малого семь лет. Именно во Франции Николай принял для себя важное жизненное решение: «Кончалось лето 1938 года. Мои хлопоты об отъезде приближались к концу. Тоскливо было на душе: установилось одиночество! Почтовые сношения с женой прекратились окончательно. Много поддерживала надежда войти вскоре в русское духовное братство и перестать быть одиноким скитальцем…».4

ОБИТЕЛЬ В ЛАДОМИРОВОЙ*

Итак, кончилось мое сложное путешествие из Франции в Словакию: я – в монастыре. Радушно был принят настоятелем и братией. Отвели меня куда-то в жилой чердак, где я немедленно крепко заснул, измученный бессонной дорогой 

На утро я осмотрелся. 

Центром обители был небольшой храм простой сельской постройки. Около него 4–5 простых старых строений – новый дом типографии. Смотрит в небо колодезный «журавль». Мимо усадьбы обители идет проезжая дорога, которая отделяет ее от села. 

Обитель составляет участок села Ладомировой. Я заметил, что чердак типографии сделан жилым (мансандра). Там живут «рясофорные», сказали мне. Но смысл этого слова был еще скрыт от меня. 

Вскоре меня спросили: 

— Обед варить имеете? 

— Умею. (Еще бы: «Cor­don Bleu, англичане, Ираклий). 

— Ну, вот будете нас кормить, у нас просто. 

И правда, было просто, но эта простота имела свои трудности. Кухонька была малая, примитивная в сыром подвале, печка самодельная, неисправная, дымящая. Топливо надо было заготовлять самому иногда из сырого материала. Пищевые продукты для кушаний скудны. Пришлось примениться. Кухонное устройство у нас было гораздо хуже, чем в крестьянской избе. 

Главной заботой настоятеля было, конечно, духовное окормление вверенной ему православной округи. Центром ее была Ладомирова около нее группировалось пять приходов. 

Затем, одним из средств дух[овного] окормления являлось печатное слово, результат типографской работы. В этой Карпатской глуши было нелегко вести бесперебойную типогр[афскую] работу. Наряду с этим была неустанная забота о «хлебе насущном» для братии. Иногда настоятелю приходилось взывать к прихожанам – «Помогите». И приходили на помощь, — давали съестные продукты, дрова, строительный лес. (Кругом были обширные буковые леса). 

Почти одновременно с моим приездом в обитель прибыл туда Вл[адыка] Виталий5 на короткое время. По распоряжению митрополита Анастасия6 он отправлялся в Америку для службы там: 

— Мы с Вами путники, – сказал он мне. 

Здесь скажу об основании обители Вл[адыкой] Виталием. Эти сведения привожу по рассказам современником. Вл[адыка] Вит[алий] был прислан мит[рополито]м для служения на Карпатах. С конца своего пути в Ладомирову Вл[адыка] пришел пешком, имея все свое имущество в мешке на спине, и был принят на жительство крестьянином Бойко.7

В это время в Подкарпатской Руси уже создалось духовное движение из униатства обратно в православие. Вл[адыка] Вит[алий] начал править церк[овные] службы под небом и в избе. Ему удалось уговорить сельчан построить храм в Лад[омиро]вой. Работы делались руками жителей. Деятельное участие принимал в них сам Вл[ады]ко, перевозя землю тачкой. Надо помнить, что от давней болезни у него осталось всего одно легкое, и в постоянных бинтах была одна нога. 

Господь помог построить храм и жилища для братии, в последствии организовать и типографию. Первоначально печатание духовных книг Вл[адыка] начал в селении Свидник (5 килом[етров] от Лад[омирово]й). Книги эти были крайне необходимы для совершения богослужений и дух[овного] окормления. Однако печатать пришлось в тяжелых, примитивных условиях: машина – простейшая, без двигателя, ножная; помещалась она в верхнем этаже дома, содержавшего внизу трактир с его всегдашним шумом. 

Иконы для нашего сельского храма писал о[тец] Киприан со своим братом.8 Он же сделал стенную роспись храма Этими работами о[тец] Кипр[иан] начал свою деятельность живописца. 

Регентом церковного хора был Александр Павлович Белонин,9 почтенный старик с огромной бородой на две стороны. Певцов нашлось достаточно в селе: на Карпатах был исконный обычай петь в храме всем народом. Регент обучил хор нотному пению, с которым и выступали в главных службах. А в прочих службах пели по древнему обычаю всем народом, мужчины и женщины пели наизусть, давая полную волю здоровым голосам так, что и стены дрожали. Он же, Ал[ександр] П[авлови]ч, заведывал небольшим запасом одежды для братии и маленькой библиотекой. 

***

Поработал я в кухне месяца два. Было нелегко. И вот настоятель перевел меня на работу в канцелярию, и по издательству нашего журнала «Православной Руси»: 

— Здесь будет Ваше настоящее дело, сказал он мне. 

Типография занимала половину здания; в другой половине помещалась канцелярия, и несколько келий. Кроме того, там была «Моленная» — малый храм. В нем отправляли вседневные службы, особенно зимой В главном храме отопления не имелось; в зимнее время там было очень холодно; на службах в праздники там приходилось быть тепло одетыми, а голову чем ниб[удь] обвязывать. При моленной была келья настоятеля. 

Настоятель обители о[тец] архим[андрит] Серафим10 был поставлен во главе обители Владыкой Виталием при отъезде его в Америку. 

Иером[онах] Иов11 был помощником нас[тояте]ля. Иером[онах] Филимон,12 валаамец, получил послушание быть духовником братии. Он же работал при издательстве «Прав[ославной] Руси». 

Остальная братия состояла отчасти из разных пришлых людей (вроде меня), отчасти из местных – карпато-россов: послушники и трудники монастыря. Помнится, в братии было человек 20. 

Положение настоятеля было трудное в деле установления дисциплины монастырской и монашеской. Внутри европейских государств были налицо отголоски всяких революций, политические брожения, шатания.. Было нарушено нормальное духовное состояние людей. Из революционной России непрерывным потоком уходили, убегали люди и растекались по Европе. 

Немало было и в Словакии таких беженцев. Они искали везде своих русских. Им указывали, между прочим, на наш монастырь: 

— Ну, пойдем хоть в м[онасты]рь, посмотрим, можно ли там жить, если нельзя, поищем чего другого. 

Вот нередкие соображения этих беженцев. Многие из них, особенно молодые, не имели никакого понятия о русском м[онасты]ре, его задачах и жизни. Вступали они в него как в дом «отдыха», едва соглашаясь признавать монастырское начальство, требующее от всех дисциплины, строгой, неуклонной. Отсюда понятны затруднения настоятеля возникающего м[онасты]ря в духовном деле. Да еще и бедность материальная: ведь иногда она граничила с лишениями… 

Так вот, через неск[олько] месяцев жизни в обители, я спросил себя: «туда ли я попал, куда хотел?» 

Тихая ли это обитель, где спасают свои души, или – потомок буйной Запорожской Сечи? Я всматривался, раздумывал… 

Пришел вот к чему. Надо помнить, в какое время я живу. Среди ненадежного, непригодного элемента, в братии есть и другой: надежный, устойчивый. Он переработает все к лучшему. С этой надеждой я и остался, решив быть пока трудником; отказывался от подрясника послушника, который мне настойчиво предлагал мне настоятель. 

ПРИМЕЧАНИЯ 

* Основной текст воспоминаний отца Нифона (Ершова) хранятся в коллекции рукописей Свято-Троицкой духовной семинарии. Holy Trin­i­ty Ortho­dox Sem­i­nary Archive. Holy Trin­i­ty Ortho­dox Sem­i­nary Man­u­script Col­lec­tion. Monk Nifont (Ershov). Vospom­i­nani­ia. Box 8 Fol. 1- 3. 

Часть его воспоминаний, том числе и глава «Обитель в Ладомирово» была обнаружена в неописанном пока фонде преподавателя Свято-Троицкой духовной семинарии Сергея Михайловича Иванова (1895–1980). Воспоминания написаны от руки по старой орфографии. 

1. Holy Trin­i­ty Ortho­dox Sem­i­nary Archive. Holy Trin­i­ty Ortho­dox Sem­i­nary Man­u­script Col­lec­tion. Monk Nifont (Ershov). Vospom­i­nani­ia. Box 8 Fol. 3. 

2. Там же. 

3. Там же. 

4. Holy Trin­i­ty Ortho­dox Sem­i­nary Archive. Ivanov Sergei Mikhailovich Papers. Tem­porar­i­ly Box 1, Fol. 8 

5. Архиепископ Виталий (в миру Василий Иванович Максименко, 1873–1960). Епископ Русской Зарубежной Церкви. Архиепископ Северо-Американский и Джерситский. Окончил Екатеринославскую духовную семинарию. Основатель монастыря преп. Иова Почаевского в Ладомирово, Пряшевская Русь и типографии. Въ 1889 г. пострижен въ монашество митрополитом Антониемъ (Храповицким). В 1934 г. в Белграде хиротонисан во епископа Детройтского с пребыванием в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. Съ 1948 г. настоятель монастыря. 

6. Митрополит Анастасий (в миру Александр Алексеевич Грибановский, 1873–1965). Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский. Председатель Архирейского синода РПЦЗ. 

7. Бойко Николай Иванович (1898–1982). Крестьянин. Родился 3 октября 1898 года в Ладомирове, умер 9 сентября 1982 года в Ладомирове, где и похоронен. Он и его жена Мария, урожденная Барнова, родом из Гунковца (село в 7 км от Ладомировой) и воспитали пятерых детей (три дочери и два сына). 

8. Архимандрит Киприан (в миру Кирилл Дмитриевич Пыжов, 1904–2001). Иконописец и художник. Насельник Свято-Троицкого мужского монастыря в Джорданвилле. Происходит из древнего русского дворянского рода Пыжовых. С 15-ти лет в Добровольческой армии. В эмиграции в Константинополе, Болгарии, Франции. В Париже закончил Монпарнасскую школу искусств. В 1932 г. поступил послушников в монастырь в Ладомировой, и в 1933 г. принял монашество. В 1946 с ладомировской братией прибыл в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле. В 1965 г. возведен в сан архимандрита. Преподавал в Свято-Троицкой духовной семинарии при монастыре. 

Иеромонах Григорий (в миру Георгий Дмитриевич Пыжов, 1906–1942). Родной брат архимандрита Киприана (Пыжова). Похоронен на монастырском кладбище в Ладомировой. 

9. Белонин Александр Павлович (1867–1944). Родился в Царском селе. В эмиграции в Греции с 1918 г.. где руководил церковным хором в храме города Фессалоники. В 1935 г. прибыл в Прагу, а 28 июля приехал в монастырь в Ладомировой. 

10. Архиепископ Серафим (в миру Леонид Георгиевич Иванов, 1897–1987). Епископ РПЦЗ. Архиепископ Чикагский и Детройтский. Родился в Курске. Участник Первой мировой войны. С 1918 г. в Добровольческой армии. В !920 г. перебрался в Югославию. В Белградском университете закончил богословский факультет. В 1926 г. в русском Пантелеимановском монастыре принял монашество. С 1934 г. в монастыре преп. Иова Почаевского в Ладомировой. В 1935 г. возведен в сан архимандрита, и становится настоятелем монастыря. В 1946 г. возведен в сан епископа Сантьягского и Чилийского. 1 декабря 1946 вместе с братией монастыря в Ладомировой прибывает в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле. Настоятель монастыря 1946–1948 гг. С 1959 г. в са не архиепископа на Чикагской кафедре. 

11. Архимандрит Иов (в миру Павел Алексеевич, 1902–1933). Родился в Таганроге. В эмиграции во Франции. Окончил Свято-Сергиевскую православный богословский институт в Париже в 1928 г. После окончания учебы поступил послушником в монастырь в Ладомировой. В 1930 г. принял монашество. В 1931 г. возведен в иеромонаха, и назначен в храм в селении Вышний Орлик. Руководил возведением каменного храма вместо старого деревянного. Скончаля 1 октября 1933 г. так и не дожив до окончания строительства новой церкви. Похоронен на монастырском братском кладбище в Ладомировой. 

12. Игумен Филимон (в миру Феопемт Филимонович Никитин, 1880–1953). Родился в Олонецкой губернии. В эмиграции в Финляндии (1926). Подвизался в Валаамском монастыре (на территории Финляндии). Был не согласен с введением в монастыре нового календарного стиля и был выслан из обители вместе с единомышленниками. В 1928 г. подвизался в монастыре в Ладомировой. В 1946 г. вместе с братией переехал в Свято-Троицкую обитель. Первый духовник Свято-Троицкого монастыря. 

А. Любимов, публикация и примечания 

Продолжение следует

ПРИЛОЖЕНИЕ 

Николай Бойко (Николай Иванович Бойко; Микулаш Бойко)

Крестьянин. Родился 3 октября 1898 года в Ладомировой, умер 9 сентября 1982 года в Ладомирове, где и похоронен. Он и его жена Мария, урожденная Барнова, родом из Гунковца (село в 7 км от Ладомировой) и воспитали пятерых детей (три дочери и два сына): 

Анна Капова, урожденная Бойкова, род. 1931, она умерла. 

Елена Гофманова, урожденная Бойкова, род. 1935 г., проживает в Роховце. 

Инженер Иван (Янко) Бойко, род. 1943 г., живет в Прешове. 

Мария Лешкова (рожд. Бойкова, позже Лацова, 1947–2020 гг. 

Юрий Бойко родился 1956 г.р., проживает в с. Ладомировой 

Николай Бойко был одним из отечественных инициаторов основания Ладомирова монастыря и православной миссии в Ладомирове. В 1921 году Николай Бойко как представитель православных общин Ладомировой и Вагринец (село в 2 км от Ладомировой) вместе с Василием Дучаром, православным верующим из села Крайне-Черно (село в 4,5 км от Ладомировой) и вместе с Юрой Лаж из Вышнего Свидника, сенатор Первого Национального собрания Чехословацкой Республики от Шаришской жупы и Подкарпатской Руси, при поддержке и подписях православных религиозных общин Ладомировой, Вагринец и Крайне Черно отправляется в Прагу к тогдашнему президенту Чехословацкой Республики. Чехословакия Томаш Гарриг Масарик с просьбой воссоздать православный приход в Ладомирове и назначить православного священника. Президент принял их и выразил готовность им помочь. Николай Бойко вместе с представителями верующих из Варгинца и Крайне-Черно также посетил в Праге архиепископа Савватия, который пообещал им, что выполнит их просьбу и найдет для них хорошего духовника и пастыря. По приглашению архиепископа Савватия 25 марта 1923 года в Ладомирову приезжает архимандрит Виталий в качестве будущего администратора православного прихода (Церковная летопись Ладомирова). Поскольку у него не было ни финансовых средств, ни жилья, ни православного храма (в селе была только греко-католическая церковь), архимандрит Виталий жил в доме Николая Бойко в одной комнате вместе с семьей, а службы служил у другого крестьянина в доме (Виталий (Максименко): Мотивы моей жизни, сс. 185–188).

Николай Бойко также принимал активное участие в строительстве православной церкви Св. Архангела Михаила в Ладомирове. Будучи искусным плотником, он изготовил деревянную конструкцию иконостаса внутри храма, этот деревянный иконостас находится в храме и сегодня. Строительство храма началось 21.11.1923 г., освящение храма состоялось 21.11.1924 г., освящение совершил пражский архиепископ Савватий. 

Николай Бойко также активно занимался издательским делом, которым занимались монахи. В 1928–1944 годах печатались и издавались газета «Карпатская Православная Русь». Первым главным редактором был Всеволод Коломацкий. Николай Бойко был главным редактором этой газеты в 1929–1932 годах, в 1935 году числится главным редактором газеты. С 2.10.–15.11.1934 числится ответственным редактором газеты. С 15.11.1934 числится редактором — издателем газеты, поскольку игумен Серафим (Иванов) не имел чехословацкого гражданства, поэтому не мог числиться издателем газеты. 

С 1939 года издателем газеты является Братство преп. Иова Почаевского и Николай Бойко (он был представлен как Николай Иванович Бойко, его отцом был Иван Бойко) оставались ответственными редакторами до тех пор, пока издание газеты не было прекращено в 1944 году. Газету издавали монахи, Николай Бойко не принимал непосредственного участия в издательском деле, но участвовал в организационной деятельности издательства 

После войны до самой смерти работал хранителем православной церковной общины Ладомировы. Вместе с женой они воспитали своих детей с большой любовью к святой православной вере, к святому православию. Умер 9.9.1982 в Ладомировой, где и похоронен. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

Харбулова, Любица: Ладомировские воспоминания: из истории Русской православной миссии в Ладомировой 1923–1944 гг.- Прешов: Православный богословский факультет, 2000. 

Юрий Бойко, сын Николая Бойка, Ладомирова, — особый разговор с отцом о родине (личное собеседование об отце и семье) 

Сович, Элиаш — Мацко, Владимир — Кудлова, Эмилия: Деятельность Православного монастыря Преподобного Иова Почаевского в Ладомировой.- Ладомирова : Православная церковная община в Ладомировой, 2003. 

Сович, Элиаш — Мацко, Владимир — Кудлова, Эмилия: Из истории православного монастыря преподобного Йова Почаевского в Ладомировой — 2‑е издание — Ладомирова: Православная церковная община в Ладомирове, 2010. 

Православная Карпатская Русь 1929–1944 гг. Ладомирова: Русская Церковная Типография (газета)

Публикация и примечания Эмилия Кудлова (село Ладомирова, Словакия)